Россия поборется за долю на рынке нефти в Индии

0
17

Россия поборется за долю на рынке нефти в Индии

Меньше чем за два года экспорт российской нефти в Индию вырос с нуля до 7-9 млн тонн в месяц. Поставки в бывшую «жемчужину британской короны» в 2023 году составили 92 млн тонн и фактически компенсировали 80% объемов потерянного экспорта в Европу после отказа ЕС покупать нашу нефть.

Остальное добрал Китай и другие страны, в основном Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Но их прирост импорта из России был не так впечатляющ. К тому же именно Индию называют основным двигателем увеличения спроса на нефть в ближайшие годы. За индийский рынок будут бороться все экспортеры нефти, и конкуренции не избежать даже между странами, входящими в ОПЕК+ или попавшими под санкции Запада, как Россия, Иран и Венесуэла. В Международном энергетическом агентстве (МЭА) считают, что до 2030 года спрос на нефть в Индии будет расти быстрее, чем где-либо еще в мире. Он увеличится на 1,2 млн баррелей в сутки (б/с), до 6,6 млн б/с (при том, что весь глобальный прирост составит 3,3 млн б/с).

Но это в перспективе. Сейчас борьба за этот рынок может обостриться на фоне событий на Ближнем Востоке, хотя данные по поставкам российской нефти в конце прошлого года показывают, что объемы нашего экспорта не сократились. Доля российской нефти на индийском рынке — 35-40%.

Россия поборется за долю на рынке нефти в Индии

Фото: ИНФОГРАФИКА «РГ» / Александр Чистов / Сергей Тихонов

В настоящий момент рынок Индии более конкурентный, чем китайский, говорит старший эксперт экономического департамента Института энергетики и финансов Михаил Журавлев. Это обусловлено разнообразностью поставщиков и опасением вторичных санкций США. Китай более терпим к санкциям на танкеры, ценовому потолку и другим ограничениям, что подтверждает импорт нефти КНР из Ирана и Венесуэлы. К тому же в 2023 году 42% импорта в Индию из России (38,7 млн тонн) по-прежнему оплачивалось в долларах, остальной объем в дирхамах ОАЭ, а расчеты в национальных валютах нерациональны из-за проблем с конвертацией рупии и торговым дисбалансом. Расчеты с Китаем больше застрахованы от санкционных рисков, т.к. с полным переходом на юань нет глобальных проблем.

Что касается ситуации в Красном море, то, по мнению эксперта, она практически не отражается на конкурентоспособности российской нефти и не влияет на ее долю на рынке Индии. Ставки фрахта выросли для всех поставщиков нефти, поскольку необходимость использовать маршрут в обход Суэцкого канала сократила количество доступных танкеров. С начала декабря 2023 года ставка фрахта на Suezmax (танкеры этого класса способны перевозить около 1 млн баррелей нефти) выросла в 1,9 раза, до 26 долларов за тонну (Ближний Восток — Средиземноморье).

Как отмечает доцент Финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов, ситуация в Красном море заставляет предполагать, что страны Персидского залива заинтересуются в увеличении поставок в Азию (ведь при отправке сырья на восток не надо пересекать упомянутую акваторию). Но вряд ли на практике такие поставки возрастут существенно. Во-первых, сейчас Россия и производители стран ОПЕК фактически не вступают в прямую конкуренцию друг с другом. Сделка ОПЕК+ предполагает не только совместный контроль над объемами предложения, но и джентльменское соглашение о разделе рынков. Страны Персидского залива поставляют нефть в Европу, которая ввела эмбарго на импорт из России, а Россия, в свою очередь, резко увеличивает поставки нефти в АТР. Ближневосточные государства получили премиальный европейский рынок (хотя и самый неперспективный с точки зрения роста объемов), а Россия смогла перенаправить свои поставки на новые рынки, хотя и с определенным дисконтом. Чтобы конкурировать за Китай и Индию, странам ОПЕК пришлось бы также предоставлять тамошним потребителям значительные скидки, чего они не делают.

Во-вторых, значительная доля поставок в Индию и Китай осуществляется на основе долгосрочных контрактов. И, как недавно сообщало агентство Bloomberg, та же Индия хотела бы расширить масштабы долгосрочных поставок, чтобы гарантировать себе определенные объемы закупок в России. Понятно, что «разовые» (фьючерсные) поставки не могут конкурировать с экспортом/импортом в рамках долгосрочных контрактов, поясняет эксперт.

В отношении перспектив роста объемов экспорта российской нефти в Индию Журавлев считает, что возможностей для его некоторого снижения больше, чем для роста. На это влияют такие факторы, как сокращение дисконта на нашу нефть Urals (основной сорт, закупаемый Индией, ранее поставлялся в Европу), ужесточение санкций США на танкеры и трейдеров, не соблюдающих ценовой потолок (60 долларов за баррель российской нефти), и потенциальная конкуренция с венесуэльской и американской нефтью. С другой стороны, рост спроса на наше сырье может наблюдаться из-за увеличения потребления Индии, вызванного расширением мощностей переработки. Также надо учитывать возможность военного конфликта на Ближнем Востоке, что сократит поставки нефти из Саудовской Аравии, Ирака и, соответственно, увеличит спрос на российскую нефть.

Индийский рынок самый растущий, но нефть российским компаниям удобнее поставлять в Китай

С точки зрения начальника аналитического отдела ИК «Риком-Траст», к.э.н. Олега Абелева, экспорт нашей нефти в Индию может еще подрасти, но ключевым рынком сбыта для России останется Китай.

Для этого есть существенные не только политические, но и технические причины. В прошлом году в Поднебесную ушло 107 млн тонн нашей нефти. Большая часть пришлась на сорт ВСТО (более дорогой, чем Urals), поставляемый из портов Дальнего Востока и по нефтепроводу в Китай. Понятно, что эти отгрузки более выгодны нашим компаниям, нежели отправления в Индию из-за низких транспортных расходов. А вот Urals, отправляемый из западных портов России, после потери европейского рынка выгоднее везти в Индию, нежели в Китай. При этом объемы отправки нефти через наши восточные порты смысл наращивать есть, а вот рост экспорта через западные весьма сомнителен.

Как отмечает Журавлев, поставки ВСТО в Индию нерегулярны и в среднем составляют около 400 тыс. тонн в месяц. Поставки не имеют системного характера, отдельные партии поставляются различными трейдерами, но не крупными нефтедобывающими компаниями, что говорит об отсутствии контрактов с индийскими компаниями на ВСТО. Это логично, поскольку транспортировка ВСТО в Китай дешевле примерно на 10 долларов за тонну, по сравнению с Индией. К тому же в начале 2024 года Иран, поставляющий более 1 млн б/с в Китай, решил сократить дисконт на свою нефть с 10 до 5 долларов за баррель. В ответ Китай увеличил покупки ВСТО вместо иранской нефти.

Российская газета — Федеральный выпуск: №32(9274)

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь