Обнародованы данные об украинском производстве грязной бомбы

0
18

Обнародованы данные об украинском производстве грязной бомбы
Обнародованы данные об украинском производстве грязной бомбы
Обнародованы данные об украинском производстве грязной бомбы
Обнародованы данные об украинском производстве грязной бомбы

Андрей Фроленков – герой России, полковник полиции, рассказал, как в начале СВО на ЧАЭС обнаружили американские лаборатории для создания «грязной бомбы».

Командир Росгвардии в разговоре с журналистом Владимиром Соловьевым припомнил один из эпизодов начала специальной военной операции, связанного с Чернобыльской АЭС. Подробности – в документальном фильме «102-я неделя СВО».

«У нас была развединформация, что на станции находится человек 50 внутренней охраны – стариков. У меня было всего два БТР, 100 человек личного состава. На ходу порешали с танкистами. Когда поняли, что здесь никакое не заброшенное место, я говорю: «Дай мне хоть танк». Он говорит: »Танк, два БМП. Вернешь при возможности», – вспоминает полковник Фроленков.

Перед бойцами поставили задачу – взять Чернобыльскую АЭС, поскольку на ней имелись склады с химикатами. Необходимо было провести операцию молниеносно, штурмом, чтобы украинские военные не успели взорвать станцию. Времени на раскачку не было.

Командир рассказывает, что в операции захвата участвовали две штурмовые группы. Одна блокировала автомобильное КПП, второй командовал сам полковник и она подошла со стороны главного входа, где находится зал управления реакторами станции. Во всех окнах сооружения сразу были замечены украинские военные, вооруженные до зубов.

«Я спрыгиваю с брони с БМП, сверху шлем, автомат. Радиостанция на плече. Командую – руки вверх! И иду на них. Они меня подпустили. Двери все на электронике. То есть, то, что должно было быть заброшено. Там, как оказалось потом, батальон Нацгвардии зашел. То есть, сейчас без звезд, а был в погонах», – вспоминает Андрей Фроленков.

Командир представился полковником российской армии и предупредил, что станция окружена нашими войсками, что было блефом. Предложил украинцам сдать оружие в обмен на сохранение жизни.

«Лежат шесть пулеметчиков, там турникеты такие, пропуск на электростанцию, два гранатометчика стояло «на плече». »Наша общая задача – не допустить атомной катастрофы! Предлагаю выполнение своих обязанностей под контролем российских военных на своих местах без оружия». Выходит их командир, тоже половник, в украинской форме. Я говорю: «Вы готовы сдавать оружие?». Он кивает. А пулеметчики как лежали, так и лежат на своих позициях», – рассказывает командир.

Фроленкову удалось ввести в заблуждение украинских военных. Он сымитировал переговоры по радио с командованием, якобы об отводе российских подразделений от станции в обмен на сдачу оружия и предотвращение ядерной катастрофы. Украинцы сдали 1154 ствола.

«Они завезли перед этим туда оружие, оружейки заполнили, потому что в случае тревоги (и она была), поднялся бы батальон, а туда должны были прийти дополнительные силы. Мы же зашли, а там была еще рота спецназа с танками, которая отошла», – вспоминает Евгений, боец ОМОН Росгвардии, командир штурмовой группы.

Наши бойцы тщательно исследовали территорию ЧАЭС, нашли объединение «Вектор» – новейшую лабораторию. Передали данные специалистам. Наши физики посмотрели – это производство «грязной бомбы».

«Новые казармы под охрану сделанные, бомбоубежища, склады, все в колючей проволоке. Каждая дверь была там, даже в лабораториях, вот, смотришь в фильмах – такого не бывает. Каждая дверь была по сетчатке глаза, по отпечатку пальцев вхождение было», – вспоминает Евгений, росгвардеец.

Но наши герои зашли. Ведь против русского лома нет приема. Бойцы тренируются каждый день, чтобы решать самые сложные задачи на штурме вражеских объектов.

«Один из военных рассказывал: когда идем на штурм, ползем, где перебежками передвигаемся, где стоит саркофаг – там лесенка. Он ползет рядом со мной и говорит: «А на этой лесенке меня все время «Кровосос» убивал». Я не понимаю, о чем он говорит. А потом до меня доходит! Да в «Сталкере», в игре», – смеется командир.

Всю новую инфраструктуру на станции построили американцы. Евгений, прошедший через конфликт в Косове на рубеже 1999-2000 годов, хорошо помнит аналогичные базы, построенные по натовским образцам. Все надписи на контейнерах на английском языке – Danger, danger, danger!

Обнародованы данные об украинском производстве грязной бомбы

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь