Путин нарушил долгую паузу в жанре персонального интервью

0
40

Путин нарушил долгую паузу в жанре персонального интервью
Путин нарушил долгую паузу в жанре персонального интервью
Путин нарушил долгую паузу в жанре персонального интервью

Прошло три дня после опубликования интервью, которое президент России Владимир Путин дал американскому журналисту Такеру Карлсону. Просмотры в Сети исчисляются сотнями миллионов, а реакция СМИ во всем мире, как и ожидалось, разделилась на одобрение и вопли о «кремлевской пропаганде».

Владимир Путин широко высказывал свою позицию в общении с журналистами на ежегодных пресс-конференциях и «прямых линиях», в пресс-подходах по текущим событиям, в телеобращениях и глубоких газетных статьях – прямо-таки исторических исследованиях, в дискуссиях на международных форумах, на разных площадках.

Но так, чтобы «одним куском», персонально, более двух часов, до полного исчерпания темы – на мировую аудиторию и без купюр – такого раньше не было. Момент, видимо, настал. Собеседником по выбору президента России стал самый популярный в США – и в то же время гонимый у себя дома – некогда телеведущий, а после увольнения с Fox News – независимый журналист Такер Карлсен.

Беседа в Кремле продолжалась 2 часа 7 минут и вышла «америкацентричной» – в том смысле, что направлена была прежде всего на американскую аудиторию. Это было важно, поскольку именно Америка рулит всеми враждебными действиями против России, что мы наблюдаем со времен СССР, после СССР и вплоть до наших дней. Америка затачивает против нас блок НАТО и сколотила коалицию из более полусотни государств с целью нанести «стратегическое поражение России». И именно в Америке ведущие политики и ведущие СМИ намеренно искажают суть происходящего до упрощения «они плохие – мы хорошие». Ежедневно это происходит в американских телевизионных ток-шоу. Отсюда и ссылка Путина на этот жанр.

Такер Карлсен, приняв путинский вызов, получил явно больше, чем ожидал и даже, как у нас говорят, «с походом». Историческая справка от главы Российского государства была для американцев словно ликбез.

Конечно, для россиян уж совсем явно нового в ней и не могло быть, но то, что мы слышали всё это как бы «американскими» ушами и видели, сколь детализировано точно, убеждённо и заинтересовано Путин излагает это всё заморскому гостю – для нас звучало свежо и вдохновляюще. Такер Карлсен слушал с сосредоточенным лицом и даже с некоторой опаской, очевидно, понимая, что проваливает свою американскую аудиторию на небывалую глубину. Итак, от печки:

«Российское государство стало собираться как централизованное, это считается годом создания Российского государства – 862 год, когда новгородцы пригласили на княжение князя Рюрика из Скандинавии, из варягов», – начал свой экскурс в историю Владимир Путин.

Так добрались до позднего средневековья и смысла самого слова – «украинец» на Руси.

«Первоначально слово «украинец» означало, что человек живёт на окраине государства, у края, или занимается пограничной службой, по сути дела. Это не означало какой-то особой этнической группы«», – поясняет президент.

Всё точно. Западнее нас были, как и сегодня – поляки. Понятно, что они стремились к «ополячиванию» своих соседей, хотя бы по краю, где власть тогда была неустойчивой и переходила из рук в руки. И вот тут – ключевой поворот – подходим к Богдану Хмельницкому и Переяславской Раде, что воссоединила обе части Руси.

»И в 1654 году, чуть раньше даже, – люди, которые контролировали власть в этой части русских земель, начали обращаться в Москву, чтобы Москва их забрала к себе. Чтобы Вы не думали, что я что-то придумал, я Вам отдам вот эти документы», – предложил Путин Карлсону объемную папку. Журналист заверил российского лидера, что он не думает ничего подобного.

Путин, очевидно, понимал, что весь его рассказ, быть может, слишком сложен для американского цирка, поэтому, излагая историю пунктиром, заготовил для Такера Карлсена интеллектуальный подарок – классическую архивную картонную папку на хлопковых завязочках – с домашним заданием. Мол, давайте всё же разберемся, обратившись к первоисточникам. А Путин в канун встречи по старой привычке ещё и поинтересовался личностью собеседника. У Такера ведь историческое образование.

И действительно – бакалавриат по истории Такер Карлсен получил в консервативном Тринити-Колледж (штат Коннектикут). По американским меркам – старейшее учебное заведение. Ну вот и отлично, хотя такое там наверняка не проходили:

«Здесь письма Богдана Хмельницкого, тогда человека, который контролировал власть в этой части русских земель, которые мы сейчас называем Украиной. Он писал в Варшаву с требованием соблюдения их прав, а после того, как получил отказ, начал писать письма в Москву с просьбой взять их под сильную руку московского царя»

Так потихоньку продвигались дальше, дойдя отвоёванных у Турции южнорусских земель.

«Они когда-то, когда Россия их получила в результате русско-турецких войн, назывались Новороссией. Но это не важно. Важно то, что Ленин, основатель Советского государства, создал Украину именно такой»

Да, Ленин отдал советской Украине Донбасс и всю Новороссию. А позже – с Запада по итогам Второй Мировой Украину уже достраивал Сталин. Сегодня это приобретает особое значение для восстановления исторической справедливости.

«У Румынии и у Венгрии тоже часть территорий забрали, и они, эти территории, вошли в состав советской Украины и до сих пор там находятся. Поэтому у нас есть все основания говорить, что, конечно, Украина в известном смысле – искусственное государство, созданное по воле Сталина»

Понятно, что свою лепту по территориальному расширению Украины внес Хрущёв, незаконно отобрав у России Крым. А потом – крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века. И важные акценты для понимания, опять же, американским зрителям.

«1991 год – развал Советского Союза. И всё, что Украина получила в подарок от России, с барского плеча, она утащила с собой. Этот развал Советского Союза был инициирован, по сути, руководством России. Я не знаю, чем тогда оно руководствовалось, но подозреваю, что там было несколько причин думать, что всё будет хорошо. Фактически общий язык, там 90 с лишним процентов говорили на русском языке; общая история; наконец, общая религия; общее нахождение в рамках единого государства на протяжении столетий. Всё это лежит в основе неизбежности наших добрых отношений. Второе – очень важное: прежнее российское руководство исходило из того, что Советский Союз прекратил своё существование, больше никаких разделительных линий идеологического характера не существует. Россия добровольно и инициативно пошла даже на развал Советского Союза и исходит из того, что это будет понято так называемым «цивилизованным Западом», как предложение к сотрудничеству и союзничеству. Вот чего ожидала Россия и от Соединённых Штатов, и от так называемого коллективного Запада в целом», – поясняет президент.

В ответ мы получили лишь вероломство хищника. Хотя трезвые голоса на Западе всё же звучали.

«Были умные люди, в том числе и в Германии. Эгон Бар – был такой крупный политический деятель Социал-Демократической партии, который, говорил, что нужно создавать новую систему безопасности в Европе. Куда будут входить Соединённые Штаты, Канада, Россия, другие центральноевропейские страны. Он так и говорил: если НАТО будет распространяться, всё будет то же самое, как в условиях холодной войны, только ближе к границам России. Вот и всё. Умный был дед. Его никто не послушал»

Опасения Эгона Бара оправдались. А наши свежие постсоветские нежные мечты – нет, хотя мы очень старались. И были абсолютно в этом искренни.

«Вы же нас обманули – я, когда говорю «вы», не Вас лично имею в виду, конечно, а Соединённые Штаты. Обещали, что не будет расширения НАТО на восток, но это произошло пять раз, пять волн расширения. Мы всё терпели, всё уговаривали, говорили: не надо, мы же свои теперь, как у нас говорят, «буржуинские», у нас рыночная экономика, нет власти Коммунистической партии, давайте будем договариваться. Ельцин ездил в США, помните, выступал в Конгрессе и говорил замечательные слова: God bless America. Он же всё сказал, это были сигналы: пустите нас к себе»

Свою попытку, и не одну – предпринял Путин. Для американской аудитории, уверен, всё это стало, словно укол в мозг. Информационный укол.

«Я же публично говорил об этом, могу повторить, на встрече здесь, в Кремле, с уходящим от власти Биллом Клинтоном – вот здесь рядышком, в соседнем помещении – я ему сказал, задал вопрос: слушай, Билл, а как ты думаешь, если бы Россия поставила вопрос о вступлении в НАТО, как ты думаешь, это возможно? Вдруг он сказал: ты знаешь, это интересно, я думаю, что да. А вечером, когда мы с ним встретились уже на ужине, он говорит: ты знаешь, я разговаривал со своими, со своей командой – нет, сейчас это невозможно. Можете спросить у него, я думаю, он наше интервью услышит – подтвердит»

Такер Карлсон вёл себя исключительно профессионально. В интервью ведь важно не показать себя, а максимально раскрыть собеседника – идеально – нежно вывернуть его наизнанку, сделать абсолютно понятным аудитории. И тут – как приём – он даже предложил Путину испытать некую «горечь» от разочарования в отношениях с США.

Карлсон: – Я чувствую, что Вы испытываете горечь по этому поводу, я понимаю. Но почему, как Вы думаете, Запад тогда так вас оттолкнул? Откуда эта враждебность?

Путин: – Нет, это не горечь, это просто констатация факта. Мы же не жених и невеста, горечь, обиды – это не те субстанции, которые в таких случаях имеют место быть. Просто мы поняли, что нас там не ждут, вот и всё. Почему мы получили такой негативный ответ, это Вы спросите у своих руководителей. Я могу только догадываться почему: слишком большая страна со своим мнением.

Для Путина отношения с США некоей «горечью» не исчерпываются. Да это и не вопрос эмоций вовсе. Речь о конкретных последовательных действиях – на протяжении десятилетий.

«Я многократно ставил вопрос о том, чтобы Соединённые Штаты не поддерживали ни сепаратизм, ни терроризм на Северном Кавказе. Но всё равно продолжали это делать. Я однажды со своим коллегой, тоже Президентом США, поднял этот вопрос. Он говорит: не может быть, у тебя есть доказательства? Я говорю: да. Я был готов к этой беседе и дал ему эти доказательства. Он посмотрел и знаете, что сказал? Я прошу прощения, но так было, я процитирую, он сказал: ну я им надеру ж***. Мы ждали-ждали ответа – ответа не было. Я говорю директору ФСБ: ты в ЦРУ-то напиши, результат-то какой-то есть разговора с Президентом? Написал раз, два, а потом получили ответ. У нас лежит ответ в архиве. Из ЦРУ пришел ответ: мы работали с оппозицией в России; считаем, что это правильно и будем дальше продолжать работать с оппозицией. Смешно. Ну ладно. Мы поняли, что разговора не будет»

От вероломного расширения НАТО и подрывной деятельности на нашей территории пошли дальше. К противоракетной обороне. Надо же объяснить. Дело было в 2007 году.

«Я предложил, чтобы США, Россия и Европа создавали совместно систему ПРО, которая, как мы считаем, создаваемая в одностороннем порядке, угрожает нашей безопасности, несмотря на то что официально говорилось Соединёнными Штатами, что она создаётся против ракетных угроз со стороны Ирана. Этим же обосновывалось создание ПРО. Я предложил им работать втроём – Россия, США, Европа. Они сказали, что это очень интересно. Меня спросили: ты серьёзно? Я говорю: абсолютно»

После этого в Америке стали чесать репу, а в итоге в Москву привезли такое «да», что, по сути, выходило – «нет». Ну, как они умеют. Путин всё помнит в деталях, и что было явно удивительно для Карлсона – ничего не путает. У него дома ведь президентский стиль сейчас – совсем другой. Впрочем, вернёмся к путинскому предложению о создании совместной с США и Европой системы противоракетной обороны.

«Потом сюда, в этот кабинет, где мы сейчас с Вами беседуем, приехал министр обороны Гейтс, бывший директор ЦРУ, и госсекретарь Райс. Вот сюда, за этот стол, напротив, Вы видите этот стол, они сели с этой стороны. Я, министр иностранных дел, министр обороны России – с той стороны. Они мне сказали: да, мы подумали, мы согласны. Я говорю: слава богу, отлично. »Но за некоторым исключением!»

Карлсон: – То есть, Вы дважды описывали, как американские президенты принимали какие-то решения, а потом их команды эти решения пускали под откос?

Путин: – Именно так. Тогда, именно тогда я сказал: послушайте, но мы тогда будем вынуждены заниматься ответными мерами. И мы создали гиперзвуковые системы, причём межконтинентальной дальности, и продолжаем их развивать. Мы сейчас опередили по созданию ударных гиперзвуковых систем всех: и Соединённые Штаты, и другие страны, они у нас совершенствуются каждый день.

В разговоре с Такером Карлсоном Владимир Путин хронологически какие-то темы и опускал. Например, его речь против доминирования США на конференции в Мюнхене в том же 2007 году. Но предпочёл идти просто – по железным фактам американской враждебности.

«Добрались до Украины. В 2008 году на саммите в Бухаресте заявили о том, что двери для Украины и Грузии тогда в НАТО открыты. Германия, Франция вроде были против, так же как некоторые другие европейские страны. Но тогда, как выяснилось позже, президент Буш, а он такой крепкий парень, крепкий политик, как мне сказали потом: он на нас нажал, и мы вынуждены были согласиться. Вот смешно, как в детском саду просто. А потом они говорят: Украина же не будет в НАТО, ты знаешь. Я говорю: не знаю; я знаю, что вы согласились в 2008 году, а почему в будущем не согласитесь? «Ну тогда нажали на нас». Я говорю: а почему завтра на вас не нажмут – и вы опять согласитесь. Ну чушь какая-то. С кем там разговаривать, я просто не понимаю. Мы готовы к разговору. Но с кем? Где гарантии? Никаких»

Впрочем, по факту гарантии были – гарантии неуклонного продолжения враждебных действий в отношении России. Уже на территории Украины, что для нас – единый народ. За американский кэш дело там дошло до массового кровопролития.

«Совершили госпереворот, хотя нам из Соединённых Штатов, было сказано: вы там Януковича успокойте, а мы успокоим оппозицию; пускай всё идёт по пути политического урегулирования. Мы сказали: хорошо, согласны, давайте так и сделаем. Янукович не применил, как просили нас американцы, ни вооружённых сил, ни полиции. А вооружённая оппозиция в Киеве провела госпереворот. Как это понимать? Вы кто такие вообще? – хотелось мне спросить тогдашнее руководство Соединённых Штатов»

При поддержке кого, поинтересовался Такер Карлсон. При поддержке ЦРУ, конечно, ответил журналисту российский президент.

То есть, американская логика такая – открывают для Украины двери в НАТО, украинская власть не вполне готова, тогда госпереворот и начало войны с несогласными.

«Создали угрозу для Крыма, который мы были вынуждены взять под свою защиту. Начали войну в Донбассе с 2014 года, применяя авиацию и артиллерию против мирных граждан. И всё ещё на фоне военного освоения этой территории и открытия дверей в НАТО. Ну как же нам не проявлять обеспокоенность тем, что происходит? Просто политическое руководство Штатов подогнало нас к черте, за которую мы уже не могли переступить, потому что это разрушало саму Россию»

Именно так и началась эта война. А ведь могло быть всё по-другому – мирно. Но мир в американские планы не входил, а европейцы – были как тряпки.

«Приехали представители трёх европейских стран: Германии, Польши и Франции – и были гарантами подписанного договора между правительством Януковича и оппозицией. Несмотря на это, оппозиция совершила госпереворот, и все эти страны сделали вид, что они ничего не помнят о том, что они гаранты мирного урегулирования. В печку сразу бросили это, никто не вспоминает. Поддержали госпереворот. Хотя смысла в этом не было никакого, поверьте мне. Потому что президент Янукович со всем согласился, был готов на досрочные выборы, на которых у него не было шансов победить, если сказать по-честному, не было шансов. Все это знали. Но зачем госпереворот, зачем жертвы? Зачем это надо было делать? Всё то же самое можно было сделать, только легальным путём, без всяких жертв, без начала военных операций и без утраты Крыма. И мы бы пальцем не пошевелили, если бы не было вот этих кровавых событий на майдане, в голову бы никогда не приходило»

А следом – ещё один пример откровенного обмана во имя американских интересов. Вероятно, Карлсон уехал с распухшей головой.

«А что послужило триггером в последних событиях? Во-первых, сегодняшнее руководство Украины заявило, что они не будут исполнять минских соглашений, которые были подписаны, как Вы знаете, после событий 2014 года в Минске, где был изложен план мирного урегулирования на Донбассе. А бывшие руководители Германии, Франции прямо сказали уже в наши дни – год-полтора назад – прямо сказали, честно, на весь мир, что да, они подписывали эти минские соглашения, но выполнять никогда не собирались. Нас просто водили за нос. Войну начали они в 2014 году. Наша цель – прекратить эту войну»

Карлсон: – Вы думаете, что у Зеленского есть свобода, для того чтобы вести переговоры по урегулированию этого конфликта? Он может вообще сам это сделать?

Путин: – А почему нет? Он может. Мы же вели переговоры с Украиной в Стамбуле, договорились же, он знал об этом. Более того, руководитель переговорной группы, господин Арахамия, он даже поставил свою подпись предварительную на этом документе, о котором я Вам говорю. Но потом он же публично на весь мир заявил: «Мы были готовы подписать этот документ, но приехал господин Джонсон, тогда премьер-министр Великобритании, отговорил нас от этого и сказал, что лучше воевать с Россией. Они нам всё дадут, для того чтобы мы вернули утраченное в ходе боестолкновений с Россией. И мы, сказал он, согласились с этим предложением». Ну посмотрите, опубликовано его заявление. Он сказал это публично. Где теперь господин Джонсон?

Карлсон: – Это хороший вопрос. Зачем он это сделал?

Путин: – кто его знает, сам не понимаю. Общая установка была. Почему-то у всех сложилась иллюзия, что Россию можно победить на поле боя, от самонадеянности, и от небольшого ума, от чистого сердца, но не от большого ума.

От Украины двинулись к страхам Запада по поводу возможного российского вторжения. Тему прошли быстро. С поставленной точкой.

«Это абсолютно исключено. Не надо быть никаким аналитиком: это противоречит здравому смыслу – втягиваться в какую-то глобальную войну. А глобальная война поставит на грань уничтожения всё человечество. Это очевидно»

А потом Путин сам вернулся к Украине – в качестве некоего резюме – специально для Америки с добрым советом.

«Это нужно Соединённым Штатам? Зачем? За тысячи километров от национальной территории! У вас нечем заниматься? У вас проблем на границе полно, проблемы с миграцией, проблемы с государственным долгом – 33 с лишним триллиона долларов. Нечем заниматься – нужно воевать на Украине? А не лучше ли договориться с Россией? Понимая, что Россия будет бороться за свои интересы до конца, и, начать с уважением относиться к нашей стране, к её интересам и искать какие-то решения?»

Карлсон: – Как Вы считаете, исчезнет ли доллар как резервная валюта? Каким образом санкции изменили место доллара в мире?

Путин: – Вы знаете, это грубейшая, одна из грубейших стратегических ошибок политического руководства Соединённых Штатов. Использование доллара в качестве инструмента внешнеполитической борьбы. Доллар – это основа основ могущества США. Они нанесли удар по этому американскому могуществу. Я могу только объяснить самонадеянностью. Думали, наверное, что всё рухнет, а ничего не рухнуло. Даже среди союзников США сокращаются запасы в долларах сейчас. Все смотрят на то, что происходит, и начинают искать возможность себя обезопасить. Кто-то понимает это в тех же Соединённых Штатах? Что вы делаете?

Мы привели лишь отрывки из этого долгого и подробного разговора Президента России с американским журналистом. Конечно же, затронули тему, как США палят свой доллар, пытаясь превратить его в оружие. Затронули Китай, со стороны Путина – очень глубоко и доброжелательно. И неминуемо вернулись опять к отношениям с США. И здесь для Путина – ничего личного.

Карлсон: – Может быть, сегодняшняя американская администрация, как Вы говорите, как Вы считаете, настроена против Вас, но, может быть, следующая администрация в США, правительство после Джо Байдена, захочет наладить с Вами связи, и Вы с ними захотите наладить связи? Или это не играет роли?

Путин: – Дело не в личности лидера, дело в настроениях элит. Если в американском обществе будет превалировать идея доминирования любой ценой, причём с помощью силовых акций, то ничего не изменится – только будет хуже. А если в конце концов придёт осознание того, что мир меняется по объективным обстоятельствам, и надо уметь к ним приспособиться вовремя, используя те преимущества, которые сегодня ещё у США сохраняются, тогда, наверное, что-то может измениться. Смотрите, экономика Китая стала первой экономикой в мире по паритету покупательной способности, по объёму они обогнали США уже давно. Потом США, а потом Индия – полтора миллиарда человек, потом Япония, на пятом месте – Россия. Россия за прошлый год стала первой экономикой Европы, несмотря на все санкции и ограничения. Инструменты, которые США применяют, не действуют. Ну надо же подумать, что делать. Если это осознание придёт к правящим элитам, то да, тогда первое лицо государства будет действовать в ожидании того, что ждут от него избиратели и люди, которые принимают решения на различных уровнях. Тогда может что-то и изменится.

Такер Карлсон был бы не американским журналистом, если бы не замолвил слово о своём земляке и коллеге – Эване Гершковиче, что сейчас в заключении в России за шпионаж. Конечно же, такое обвинение в США отрицают, но Путин Такеру ещё раз профессионально объяснил термин.

«Если человек получает секретную информацию, делает это на конспиративной основе, то это называется шпионаж. Он этим именно и занимался: он получал закрытую, секретную информацию, причём делал это конспиративно. Его с поличным взяли, когда он получал секретную информацию. Ну что это такое?»

Но Карлсен всё равно попытался ещё раз. Не попытаться же – в западной светской этике – грех.

Карлсон: – Я хочу спросить у Вас: Вы готовы в качестве жеста доброй воли освободить его, для того чтобы мы отвезли его в США?

Путин: – Мы столько сделали жестов доброй воли, что, мне кажется, мы исчерпали все лимиты. Нам никто на жесты доброй воли аналогичными жестами ни разу не ответил. Но мы, в принципе, готовы говорить о том, что не исключаем того, что мы можем это сделать при встречном движении со стороны наших партнёров. И когда я говорю «партнёров», я имею в виду прежде всего представителей специальных служб. Они в контакте между собой, и они обсуждают эту тему.

Понятно, что Путин говорил об обмене. Нас интересует Вадим Красиков, который в 2019 году убил в Берлине скрывавшегося там террориста и бандита Зелимхана Хангошвили.

«Во время событий на Кавказе знаете, что он делал? Не хочется говорить, но тем не менее скажу: он выкладывал наших солдат, взятых в плен, на дорогу, а потом машиной проезжал по их головам. Что это за человек и человек ли это? Но нашёлся патриот, который ликвидировал его в одной из европейских столиц. Сделал он это по собственной инициативе или нет – другой вопрос»

Короче, обмен – возможен. Этим занимаются российские и американские спецслужбы, которые в контакте по данному вопросу. А под занавес – вновь к Украине и к тому, как бы Америка там не потеряла лицо.

Карлсон: – Не считаете ли Вы, что было бы слишком унизительно для НАТО сейчас признать за Россией контроль того, что два года назад составляло украинскую территорию?

Путин: – Пусть подумают, как сделать это достойно. Варианты есть, но, если желание есть. До сих пор шумели, кричали: надо добиться стратегического поражения России, поражения на поле боя. Но теперь, видимо, осознание приходит, что это непросто сделать, если вообще возможно. По моему мнению, это невозможно по определению, этого не будет никогда. Мне кажется, сейчас осознание этого пришло и к тем, кто контролирует власть на Западе. Но если это так, и если это осознание пришло, подумайте теперь, что делать дальше. Мы готовы к этому диалогу.

Ну и в самом конце – про то, что это – наше внутреннее дело. И мы сами придём к врачеванию раскола по результатам, по сути, гражданской войны.

«Рано или поздно всё равно мы договоримся. И знаете что? Может, даже странно в сегодняшней ситуации прозвучит: всё равно отношения между народами восстановятся. Потребуется много времени, но это восстановится. Совсем приведу необычные примеры. На поле боя происходит боестолкновение, конкретный пример: украинские солдаты попали в окружение – это конкретный пример из жизни, боевые действия – наши солдаты им кричат: »Шансов нет, сдавайтесь! Выходите, будете живы, сдавайтесь!». И вдруг оттуда на русском, хорошем русском языке кричат: «Русские не сдаются!» – и все погибли. Они до сих пор русскими себя ощущают. В этом смысле то, что происходит, это в известной степени элемент гражданской войны. И все думают на Западе, что боевые действия навсегда растащили одну часть русского народа от другой. Нет. Воссоединение произойдёт. Оно никуда и не делось. Почему украинские власти растаскивают Русскую православную церковь? Потому что она объединяет не территорию, а душу, и никому не удастся её разделить»

Такера Карлсена, это, похоже, добило. Хотя Путин готов был продолжать.

И ещё небольшое послесловие. Говоря с Такером Карлсоном, Путин обращался к американским элитам, интеллектуалам, которые там всё ещё всё-таки остались. Для действующих политических фигур в США такой уровень беседы просто-напросто неподъёмен. Европейским элитам тоже будет полезно. В этом была, как представляется, сверхзадача Путина.

Такеру Карлсону нужно было всё это услышать. У него был двойственный мотив. С одной стороны – профессиональный журналистский интерес, с другой – он в беседе с президентом России он предстал настоящим американским патриотом, который понимает, что бесконтрольная эскалация между нашими странами, а она идет буквально на наших глазах, грозит Штатам тотальным уничтожением. Его не Россия в данном случае беспокоит, он приехал в Москву не из-за того, что его волнует судьба России. Он вообще-то за Америку волнуется. И правильно делает. Здоровое чувство.

Такер Карлсон, надо понимать, очень влиятельный журналист у себя в стране. Он ни на кого не работает – ни на Трампа, ни тем более на Байдена. Он вообще не работает на какие-то личности или структуры. Будучи изгнанным с Fox News, он остался сам по себе. И имеет на своей стороне опять же влиятельных симпатизантов такого калибра как, например, Илон Маск. И многих зрителей, которые ему доверяют. Влиятельность Такера уже даже стала объектом для шуток.

Популярный в США сатирик и телекомментатор Билл Мар ещё в марте 2022 года – сразу после начала СВО – в своём шоу делал это так:

«Вот послушайте, провели опрос и выяснилось, ну из-за того, что там случилось на Украине – опрос в Америке. Если в Америку вторгнется Россия, сколько американцев станут воевать? 55 процентов. Жутковато. Лишь 40 процентов среди демократов станут воевать. Остальные 60 – будут воевать, но через Zoom. Итак, слушайте, 40 процентов демократов и целых 69 процентов сторонников республиканцев сказали, что будут воевать. Но большинство из них смотрят Такера Карлсона, так что вопрос – на чьей стороне воевать?»

Но это, разумеется, шутка. Сам Такер Карлсон вернулся в США в невесёлом настроении. И хотя Путин в беседе с ним вёл себя открыто и доброжелательно, выводы Такер сделал совершенно определённые. Кстати, Крым в интервью Путин упоминал лишь дважды и вскользь, но Карлсону и так всё стало понятно:

«Это дом российских ВМС, там российское население, у них был референдум, они выбрали Россию. Это часть России. Вам может это нравиться или нет, но Путин начнет ядерную войну, если дело дойдет до Крыма. Так что если вы реально думаете, что условием для мира является, что Путин откажется от Крыма, то вы сумасшедший», – резюмировал Карлсон.

Путин нарушил долгую паузу в жанре персонального интервью

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь